Как Украине от экспорта дешевого сельхозсырья перейти к поставкам на мировой рынок высоколиквидной продукции

corn-schem

Украина занимает лидирующие позиции на мировом рынке продовольствия. Например, на глобальном рынке кукурузы страна по итогам 2014/15 маркетингового года (МГ) заняла 3-е место (18,8 млн т) и контролировала около 13% мировой торговли этой культурой.

Сохранили украинские зернотрейдеры свои позиции и в 2015/16 МГ: по данным Министерства аграрной политики и продовольствия, на мировой рынок было продано 16,6 млн т кукурузы, что сделало ее основной отечественной экспортной культурой.

Есть и другая сторона медали — на мировой рынок продается сырьевой товар с низкой добавленной стоимостью. Падают, собственно, и цены как таковые.

Дешевые нефть и газ, являющиеся сейчас благом для Украины, одновременно “толкают вниз” все остальные сырьевые котировки, в том числе на рынке первичной сельхозпродукции.

Скажем, в начале сентября из черноморских портов кукуруза отгружалась по $166,5 за 1 т, по сравнению с концом августа эта цена уменьшилась на $6 за 1 т.

Дальнейшие прогнозы также неблагоприятны: ожидается, что к середине следующего года цены могут снизиться до $139-145 за 1 т.

Хорошая новость состоит в том, что проблема имеет решение: если начать создавать высокотехнологичные предприятия, то в краткие сроки можно перейти от простого и малоприбыльного экспорта зернового сырья к его глубокой переработке и предложить на мировом и внутреннем рынке продукцию с высокой добавленной стоимостью, а также создать дополнительные рабочие места.

Глубокая переработка
Стоит отметить, что на мировом рынке кукуруза позиционируется как техническая культура для дальнейшей переработки. Например, в США она является основным сырьем для производства востребованного топливного этанола (или биоэтанола).

В Украине сейчас основное сырье для биоэтанола — меласса (побочный продукт сахарного производства), а производится его около 60 тыс.т в год.

Основным поставщиком выступает Гайсинский спиртовой завод, где в 2014-2016 гг. было инсталлировано современное энергоэффективное оборудование, благодаря чему доля производства в отечественном производстве топливного этанола достигла 65%.

Понятно, что использование мелассы в качестве сырья обусловлено особенностью украинского рынка с развитой сахарной промышленностью. Но этот путь имеет некоторые недостатки.

Во-первых, рынок мелассы нестабилен — цены и объемы зависят от урожая свеклы и успеха сезона сахароварения. Во-вторых, имеющихся объемов мелассы просто не хватает.

Ожидается, что со следующего года Украина начнет исполнять Директивы ЕС о норме содержания биоэтанола в автомобильном топливе не менее 5%. На это потребуется никак не меньше 250 тыс.т этой добавки к бензинам.

При этом есть еще и потребность в 40-50 тыс.т в год биоэтанола для производства растворителей, реагентов для химической и газодобывающей промышленности и другой подобной продукции. Поэтому использование кукурузы в качестве основного сырья выглядит естественным выходом.

Но решать вопрос логичнее путем создания новых заводов глубокой переработки культуры, которые позволяют получить не один, а сразу три востребованных продукта.

В процессе переработки кроме биоэтанола, рыночная цена 1 т которого составляет $800, получается равное количество концентрированного кормового продукта — DDGS (Distillers Dried Grains with Solubles — послеспиртовая сухая барда с растворимыми веществами). Это высокопротеиновая кормовая добавка (30% протеина), которая может использоваться в животноводстве, на птицефабриках, в аквакультуре и т.п.

В Украине DDGS в силу ряда причин почти не применяется, и внутреннего рынка этого продукта нет. Но его в любых количествах готовы покупать Турция, Китай, Египет, страны ЕС и т.д. (на роттердамской площадке ICE его текущая котировка составляет $250 за 1 т).

И, наконец, на предприятиях такого профиля логично монтировать установку для сжижения углекислого газа. Помимо несомненного экологического эффекта это может принести и неплохую прибыль: жидкий СО2 востребован в пищевой промышленности, тепличных хозяйствах, машиностроении и стоит сейчас около 4 тыс.грн. за 1 т (или около $160 за 1 т).

Существующие технологии позволяют из 3 т кукурузы получить 1 т биоэтанола, 1 т DDGS и 600 кг жидкой углекислоты — производство можно считать практически безотходным.

Дополнительное преимущество технологии — отсутствие особых требований к сырью. Для переработки годится некондиционная кукуруза с высокой влажностью (между прочим, затраты на обработку и хранение зерна на элеваторе в структуре цены занимают около 16%).

Таким образом, кукурузу можно покупать по самой низкой цене “из-под комбайна” и, минуя элеватор, хранить ее в пластиковых рукавах, выбирая по мере необходимости.

Кроме того, даже если норма “5%” и не начнет действовать, этанол можно продать на экспорт — он постоянно востребован, например, в ЕС.

Где ставить
Инвестиции в такое производство расчетной мощностью 100 т биоэтанола в сутки составляют $12-15 млн и окупаются за три-четыре года. Уже в 2017 г. такой проект — предприятие по глубокой переработке кукурузы — будет запущен на базе Гайсинского спиртового завода.

Стоит отметить, что в Украине сложилось ошибочное представление о том, что любой спиртозавод можно легко перепрофилировать под производство топливного этанола.

Дело в том, что для современного предприятия, изготовляющего биоэтанол (а тем более занимающегося глубокой переработкой зерна), “древнее” оборудование и здания заводов госконцерна “Укрспирт” не нужны.

Ценность представляет сама площадка. Во-первых, эта площадь с уже определенным целевым назначением. Во-вторых, к ней уже подведены все необходимые инженерные коммуникации (вода, электричество, газ, канализация) и есть анаэробные “отстойники”.

Отходов глубокая переработка дает очень мало, но очистные сооружения могут потребоваться на этапе запуска. И, наконец, в-четвертых, спиртозавод иногда является чуть ли не единственными работодателем в населенном пункте. Это значительно облегчает поиск работников для нового предприятия.

Но еще больший эффект может дать глубокая переработка кукурузы, если предприятие инсталлировать рядом с действующим сахарным заводом в комплексе с биогазовой установкой (БГУ).

Отходы сахарных заводов позволяют получать биогаз в течение всего года, тогда как самим сахароварам топливо нужно лишь три месяца в году. Это удорожает проект примерно на $10 млн, но позволяет отказаться от покупки энергоносителей и снизить производственные затраты на 10-15%.

Впрочем, можно не останавливаться на описанной схеме и пойти еще дальше. На том же Гайсинском заводе после ввода в строй нового оборудования планируется расширить ассортимент выпускаемой продукции — часть биоэтанола перерабатывать в этилацетат (растворитель для лакокрасочной промышленности и полиграфии).

Иностранный опыт показывает, что такие проекты становятся надежной и экономически выгодной альтернативой чисто сырьевому производству.
Петр Цыганков, “Агротехнолоджи”

Яндекс.Метрика